Теплякова Н. М. Чтение-сугубо индивидуальный процесс

Теплякова Надежда Минеевна

Теплякова Надежда Минеевна
Директор Костанайской областной
детско-юношеской библиотеки им. Алтынсарина

Рассмотрены различные подходы к решению проблемы привлечения детей к чтению: выставки и букле­ты, издание журнала творчества читателей, поощрение любителей фэнтези, «толкиенистов», создание детского театра, установление дружеских отношений с детскими библиотеками Казахстана и России с целью взаимообмена опытом.

Помните анекдот, как студент идет на экзамен и знает всё только про блоху. Что бы ему ни попада­лось, он всё сводил к этой несчаст­ной блохе, и даже после того, как пе­дагог предложил рассказать о рыбе, студент и тут не растерялся: «Рыба покрыта чешуёй, а если бы была пок­рыта шерстью, то в ней наверняка водились бы блохи, а блоха это...».

Деятельность нашей библиоте­ки и наши устремления напомина­ют мне этого находчивого студента, причем, мне хочется надеяться, в луч­шем смысле. Какие бы технологии ни появлялись, как бы политические системы ни менялись, а чтение ху­дожественной литературы на любых носителях - необходимый элемент развития мыслящего человека.

Готовить публикацию для крымс­кой конференции и не говорить о но­вых технологиях кажется прямо не­приличным.

Есть ли компьютеры в библио­теке, и что с ними делают дети? Ну да, есть, работают на них дети, как, впрочем, и библиотекари. Интернет и дети? Ищем информацию вмес­те, только машин не хватает. В на­шем случае это проблема не столько приобретения компьютеров, сколь­ко места для чудо-машин с их везде­сущностью. Электронные каталоги создаем; конечно же, возникает мно­го проблем, но разве не было про­блем с карточными? В общем, новые технологии как-то сразу восприняли спокойно, внедряем, насколько хва­тает денег и ума-разума.
А вот проблема чтения стара как мир. На заре двадцатого века боро­лись с безграмотностью, довольно успешно поборолись, на заре двад­цать первого опять боремся? Только теперь у нас - дислексия, дистрофия, дискалькулия.

Свою миссию мы видим в орга­низации интеллектуального досу­га своих реальных и потенциальных пользователей. И главный упор де­лаем на работу с художественным словом.

Конечно же, мы тоже не избе­жали проблем, когда изменились программы обучения и библиотеки учебных заведений не справлялись с информационными потребностями своих читателей, и напор учащихся и студентов, выполняющих свои учеб­ные задания, выдерживали массовые библиотеки.
Было искушение приобретать литературу учебную в ущерб худо­жественной, тем самым без особых проблем выполнять все контрольные показатели, радостно сообщая, что библиотеки полны читателей. На са­мом-то деле любителей чтения стано­вилось меньше. Библиотекари вирту­озно разыскивали необходимую информацию и в то же время теряли навыки, знания о художественной ли­тературе для детей и юношества, о возрастной психологии читателей, о методах и формах эффективной ра­боты по развитию устойчивого инте­реса к чтению и потребности в этой чудной гимнастике для ума и души.

Тут ещё подоспели новые техно­логии, позволяющие окунуться в по­иск за пределами своей библиоте­ки. Однако как только мы появились в сети Интернет, и не только как «ис­катели», создав свой сайт и тем са­мым обозначив себя в виртуальном мире, практически сразу «получи­ли» работу и от виртуального чита­теля. Необходима информация об И. Алтынсарине (имя которого носит наша библиотека), «где найти «Ма­ленького принца» на казахском язы­ке», а вот Шел Силверстейн на рус­ском был на тот момент только у нас в журнале читательского творчес­тва «Ежик», который в полном объ­еме тоже представлен на сайте. Так стали завязываться знакомства и творческие обмены с американца­ми, россиянами, да и со своими со­гражданами. Именно такие контакты растят наш сайт: появилась сначала страничка об Ибрае Алтынсарине, а уж затем и «Костанайские писатели - детям». Вот и «засели» мы вновь за художественную литературу, вспо­миная все традиции и используя но­вые технологии. Благо расширились не только способы поиска необходи­мой информации за пределами биб­лиотеки, но и сами носители (тексты произведений на дисках и в Интер­нете), способы обработки, творчес­кие продукты (своя печатная и ви­деопродукция). Для начала всё же попытались выявить болевые точки и найти возможности их решения. Пе­речитав «450 градусов по Фарин-гейту» Рея Бредбери, с ужасом об­наружили приметы нашего времени, и не в лучшем свете: «И очень скоро всё стало производиться в массовых масштабах... в мире стало тесно от глаз, локтей, ртов, когда население удвоилось, утроилось, учетверилось, содержание фильмов, радиопере­дач, журналов, книг снизилось до из­вестного стандарта. Этакая универ­сальная жвачка...

Произведения классиков сокра­щаются до пятнадцатиминутной ра­диопередачи. Потом ещё больше: одна колонка текста, которую мож­но пробежать за две минуты; потом ещё: десять - двадцать строк для эн­циклопедического словаря...Немало людей, чьё знакомство с «Гамлетом» ограничивалось одной странич­кой краткого пересказа в сборни­ке, который хвастливо заявлял: «На­конец-то вы можете прочитать всех классиков! Не отставайте от своих соседей»...

Жизнь коротка. Что тебе нужно? Прежде всего работа, а после рабо­ты развлечения, а их кругом сколько угодно...Так зачем же учиться чему-нибудь, кроме умения нажимать кнопки, включать рубильники, завин­чивать гайки, пригонять болты...

Долой драму, пусть в театре ос­танется одна клоунада...

Как можно больше спорта, игр, увеселений - пусть человек всег­да будет в толпе, тогда ему не надо думать... Больше книг с картинками. Больше фильмов. А пищи для ума всё меньше... Спокойствие, Монтэг, превыше всего! Устраивайте раз­ные конкурсы, например, кто лучше помнит слова популярных песенок, кто может назвать все главные горо­да штатов... Набивайте людям голо­вы цифрами, начиняйте их безобид­ными фактами, пока их не затошнит, - ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперёд, хотя на са­мом деле они стоят на месте».

Все это Брэдбери написал в 50-х годах прошлого века, а как напо­минает наше время. И всё меньше из написанного кажется фантастикой. Результат печальный, но не безна­дёжный, а главное много подсказок для работы с книгой.

Информации как приучать ре­бенка к чтению так много, и в том же вездесущем Интернете, что чуть го­лова не закружилась.

Проблемами чтения все рину­лись заниматься не меньше, чем внедрением новых технологий. И ре­шений, и золотых ключиков, и уни­версальных методик по привлечению к чтению тоже оказалось масса. Да и у нас собственного опыта и ориги­нальных решений было тоже когда-то немало. Сегодня, как оказалось, оригинальным вообще стать трудно. И опять же Брэдбери помог понять, осознать, что ЧТЕНИЕ - процесс глу­боко индивидуальный и не только для того, кого этому учат, но и для того, кто этому способствует. И все ме­тодики, формы рушатся, если их пы­таются просто скопировать, а не прочувствовать, продумать и прий­ти только к своей родной дорожке, по которой, несомненно, возможно пробиться к тому, кто в тебе нужда­ется.

В конце 90-х мне пришлось дока­зывать состоятельность громких чте­ний с последующим обсуждением. Начала с малышей-подготовишек и закончила директорами област­ных учреждений культуры. Результа­ты были потрясающими. Находясь в Америке, я с радостью узнала, что у них часы чтений - массовые, регуляр­ные. Но когда стали выяснять, а что же дальше, - полное недоумение. А сами-то дети и не рвутся читать, по-прежнему слушать - да, но не читать самостоятельно. Что это? Перекор­мили? Возможно, мы говорим, теле­визор дает готовую картинку и ду­мать не нужно, и в то же время сами читаем, прямо-таки с актерским мас­терством, выделяя, на наш взгляд, главные и основные моменты.

Ну а как же наш опыт с хорошими результатами?

Видимо, массовость или компа­нии по поводу вредны для интимно­го процесса чтения. Почему школа в чтении не имеет успеха? Потому, что все говорят, будто Чацкий герой, значит герой; а некоторые его зану­дой считают, но нетто ли времени, то ли желания разобраться и с другой точкой зрения.
Попытались мы возродить гром­кие чтения у себя, а не получаются, ну никак не войти дважды в одну воду. Но зато родился «балаганчик книги» «Алдар Косе и все, все, все», где чи­тают вместе только на казахском язы­ке вслух, а потом инсценируют. Но получается это только у Зои и Сауле. А вотЛюдмила пока билась над про­граммой по чтению для подростков, попробовав и обсуждения, и литера­турные часы, пришла к книжным вы­ставкам и буклетам, и теперь это её непревзойденный конек. Например, цикл по жанрам: сказки представила на стеллаже, оформленном в виде горы с подножьем и вершиной. У подножья были предложены литера­турные сказки С. Козлова, Т. Янсон, заканчивались вершиной Л. Петру-шевской и Ричардом Бахом «Чайка Джонатон Ливингстон» и др. Нет, не считаем, что сказки С. Козлова или Туве Янсон хуже или даже проще (как читать), но они скорее доступнее. На самой горе надпись:«Восхождение к вершинам Начинается с подножий, «Восхождение по жизни» Сказка совершить поможет. - Лоб не хмурь, ребенок взрослый: «Мол, давно прошли уж сроки!». Сказки - детям? Вот уж дудки! Сказки - молодцам уроки!»

Выставку сопровождал и одно­именный буклет. Наши подростки, а том и юноши подтянулись х этой выставке, и книги, представленные на ней, очень долго ходили из рук в руки. Провели опрос читателей, их отно­шение к сказке было от трогательно ' теплого до заявлений о том, что сказ­ка и фэнтези дают скорее больше для самопознания, чем реалистичес­кая литература. Следующим шагом была поэзия как не самый популяр­ный жанр и затем детективы как са­мый популярный, но лучшие образцы этого жанра. Все эти выставки не­пременно сопровождали красочные буклеты и усиленная индивидуаль­ная работа. Как итог была разрабо­тана анкета-тест «Какой я читатель?», с учётом того факта, что тесты очень популярны среди молодежи. Резуль­тат - неинтересных жанров не бы­вает, может быть лишь несерьезное отношение к чтению. Раскрыты «изю­минки» непристижного жанра. Кста­ти, подняли престиж и самих книж­ных выставок: не только злоба дня, а самое интересное, что можно отыс­кать в фонде библиотекари, любез­но предлагается читателям именно через книжные выставки. И ещё один немаловажный факт - автор выстав­ки для детей стал авторитетным зна­током в представленных жанрах. Ко­нечно, нужны определенные таланты - зарифмовать свою мысль, «состря­пать» слоган, съязвить в той же риф­ме, в меру используя молодежный сленг. Буклеты, кстати, один из слож­ных жанров библиотечной работы, тоже не каждому поддаются. Не го­воря о том, сколько пришлось пере­лопатить литературы, чтобы подру­житься с жанрами и достойно о них заявить. Кому-то это повторить труд­но, это особенность одного библи­отекаря. Вряд ли у нас найдется че­ловек, который может сказать, что активно действующую книжную вы­ставку проще сделать, чем провес­ти диспут или другое крупное мероп­риятие.

В 1997 году, когда экраниза­ция книг Толкиена наверняка ещё не снилась Питеру Джексону, в библи­отеке появились «Толкиенисты». Они «прописались» в читальном зале, где обитают и по сей день. Историчес­ки сложилось так, что костанайским толкиенистам никогда не была свойс­твенна «боевая» сторона жизни - ис­торическое фехтование, кольчуги, доспехи, луки и стрелы, хотя в других городах лее это очень распростра­нено. «Орден Толкиенистов» всегда был хранителем менестрельских и поэтических традиций. Входившими в него читателями библиотеки с пер­вых дней существования этого читательского объединения сочинялись стихи, песни, сказки, пародии как по мотивам произведений Толкиена, так и на другие самые разнообразные темы. И наверняка это заслуга биб­лиотекаря читального зала. Но вот библиотекарь ушел и было страш­но: что станет с хорошей идеей - от фентези Толкиена стать почитателем Мэри Стюарт и братьев Стругацких, Михаэля Энде и Н. Рериха, Д. Анд­реева, У. Эко, Я. Корчака, в общем, любителей хорошей добротной ли­тературы. Но то ли неслучайная слу­чайность, то ли закономерность - из толкиенистов вырос библиотекарь и повел библиотечный орден совре­менными тропами, освоил компью­тер и понеслось. Журнал творчест­ва читателей библиотеки «Ёжик» во многом держится на творчестве тол­киенистов, но оказалось, что они го­разды не только на литературные дела, но и на музыкально-театраль­ные. Пародийный мюзикл по сказоч­ной повести Профессора «Хоббит, или Туда и Обратно» стал не только популярным в городе, но и привлек к творчеству Толкиена, в библиотеку, да и в сам орден новых почитателей. Прообразом нынешнего варианта сценария послужила пьеса, напи­санная Вадимом Барановским.

Сие произведение представляет собой пародийный вариант извес­тной сказки, сделанный в виде мю­зикла на мотивы известных песен, да ещё с элементами пародии на совет­ский полнометражный мультфильм «Остров Сокровищ». Замысел пон­равился, но проблема была в том, что половину использующихся в мю­зикле песен никто не знал или пом­нили весьма смутно.

А потому взялись за переработку сценария: нашли пару дисков кара­оке и кучу аудиокассет с «минусов-коми» популярных песен, состави­ли список всех имеющихся в нашем распоряжении песен. Пришлось со­чинять новые тексты на выбранные мелодии, стараясь сохранить тот же смысл, что был в оригинале. В итоге от оригинала осталась только идея. Делался мюзикл в основе своей при помощи компьютерных технологий. «Актёры» нашего Бродячего Теат­ра посетили с дружеским визитом собратьев в Челябинске и, попри­сутствовав на съёмках их фильма, подумали: а не сделать ли фильм-спектакль из того же «Хоббита»? И перед возвращением на Родину по­лучили от челябинцев приглаше­ние с этим спектаклем на УралРез} - Уральский Историко-фэнтезийный фестиваль, который пройдёт в Челя­бинске в мае 2006 года.

Прошел в библиотеке костюми­рованный концерт ролевой музыки для широкого круга зрителей и слу­шателей, и, как всегда, эхо (концерт) покатилось по детским учреждениям города.
Организаторы фестиваля ролевиков Казахстана в Астане тоже при­гласили костанайских менестрелей поучаствовать в нём в марте 2006 года.

Какое отношение, спросите вы, всё это имеет к библиотеке и чте­нию?

Атакое, что, например, многие из присоединившихся к нашему театру ребят вскоре записались в библио­теку, а из 18 студентов и школьников, игравших в спектакле, с произведе­ниями Толкиена были ранее знако­мы только 5-6. В процессе же ра­боты над спектаклем «открыли» для себя этого автора и остальные. А те, кто раньше читал только «Хоббита» и «Властелина Колец», познакомились с другими произведениями автора. И не одного лишь Толкиена стали читать ребята, а целый ряд авторов, имеющих и не имеющих отношения к жанру фэнтези - ведь общение под­разумевает пересечение и взаимо­влияние разных читательских миров.

«Молодёжь перестаёт читать, по­тому что компьютер вытесняет кни­гу, и скоро вытеснит совсем» - очень распространённое мнение. Мы при­вычно обвиняем прогресс в сниже­нии интереса к чтению, считая, что этот процесс от нас не зависит и вли­ять на него мы не можем. Так ли это?
В конце концов, какая разница, читать ли книги, напечатанные на бу­маге, или отображённые на монито­ре? Дело тут не в самом факте су­ществования компьютеров, а в том, как их использовать - играть ли в «бродилки-стрелялки», читать книги в электронном виде или создавать с помощью компьютера что-нибудь но­вое.

Вот мысль наших толкиенистов: «Книги всегда будут востребованы, даже если в будущем электронные издания и заменят бумажные. Биб­лиотеке полезно не бояться ком­пьютеров и видеть в них не врагов и конкурентов, а ещё одно полезное приспособление, которое при уме­лом творческом применении можно обратить на пользу дела».

Вот и думай после этого, зачем детям предоставлять компьютеры.

Бывает, правда, ещё и так: не ду­мая о привлечении ни к чтению, ни к какому-либо ещё полезному заня­тию, а скорее бесполезному, вновь сыграешь в пользу чтения, видимо, это уже подкорка срабатывает. В 90-х годах нам понравилась идея Ленинградской областной детской библиотеки: чтобы дети не писали на столах, заборах, порой книгах, нужно им предоставить возможность писать, скажем, на «заборной газе­те». У нас было укромное место за дверями, так и назвали свою газету. Именно читатели своими писаниями подтолкнули нас к созданию печат­ного органа читательского творчест­ва. В 2000 году вышел первый номер журнала «Ежик» (ежеквартальный журнал интересной компании) в пе­чатном виде и электронном на сай­те. И уже потом мы, что называется, «на собственной шкуре» убедились в том, что чтение - восприятие бо­лее эффективное и милое, если опи­рается на непосредственное сти­хийно-творческое начало. Время от времени возвращаюсь в прошлое библиотеки, потому что всё у нас не случайно и имеет глубокие и про­чные корни.

Обратимся ещё раз к Брэдбери. Главный герой романа «450 гра­дусов по Фарингейту» Монтэг, когда начал читать книги, обнаружил про­блему. И какую бы вы думали? «Мне нужно поговорить, а слушать меня некому. Я не могу говорить со стена­ми, они кричат на меня... Я хочу, что­бы кто-нибудь выслушал меня. И если буду говорить долго, то, может быть, и договорюсь до чего-нибудь разум­ного. А ещё я хочу, чтобы вы научили меня понимать то, что я читаю...».

Вот и решение успешной рабо­ты с читателями. В диалоге с ними не только поможешь им, маленьким и большим, разобраться в этом за­манчивом мире литературы, но, имея уши, от них научишься в не меньшей степени. И в таком творческом тан­деме интересно работается и живет­ся. Конечно, необходимы професси­оналы-библиотекари, в настоящее время так тяжело с молодыми специ­алистами. Приходится приглядывать­ся к своему читателю и ненавязчиво показать, что ему с нами по пути, и не только в качестве читателя, не­смотря на выбранную ранее про­фессию.

Но это уже другая история. Ока­зывается, у Леонардо да Винчи сло­восочетание «и т.д.» было любимым приемом, когда он рассказывал о своих изобретениях. И действитель­но он их продолжал, буквально рож­дая вновь новое. Так что «И Т.Д.»
 

Кітапхана әлемі.- 2006- №3.- С. 44


Тілдер

Жолдау 2021

Кітап оқуды қолдау жылы

Антикоррупционный

Бір ел – бір кітап

Қазір сайтта

Қазіргі уақытта желіде 1 user қолданушы және 5 guests қонақ.

Жүйеге кіру